От работников нефтяной и газовой промышленности зависит будущее всего мира

17 октября 2016
 
На вопросы главного редактора журнала «Безопасность труда в промышленности» С.Н. Буйновского отвечает заместитель руководителя Ростехнадзора С.Г. Радионова.
 
— Уважаемая Светлана Геннадьевна, охарактеризуйте, пожалуйста, поднадзорные Вам объекты по видам промышленной деятельности, классам опасности, их количеству и доле в составе всех опасных производственных объектов (ОПО).
 
— В соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее — Закон № 116-ФЗ) объекты нефтегазового комплекса относятся к ОПО.
По видам промышленной деятельности они разделены на четыре направления: нефтегазодобывающая промышленность, трубопроводный транспорт; газораспределение и газопотребление; нефтехимическая, нефтегазоперерабатывающая промышленность и объекты нефтепродуктообеспечения. Деление ОПО по степени промышленной опасности на классы определено Законом № 116-ФЗ в зависимости от потенциальной опасности аварий на них для жизненно важных интересов личности и общества.
В нефтехимическом комплексе эксплуатируют ОПО различных классов опасности: чрезвычайно высокой — около 76 % общего количества ОПО I класса опасности (соответственно 1496 и 1981); высокой — 75 % общего количества ОПО II класса опасности (соответственно 5755 и 7663); средней — 73 % общего количества ОПО III класса опасности (соответственно 65 680 и 90 393) и низкой — 5 % общего количества ОПО IV класса опасности (соответственно 3725 и 71 067).
Направление надзора за соблюдением требований промышленной безопасности ОПО, на которых используется оборудование, работающее под избыточным давлением, невозможно отнести к какому-либо конкретному виду промышленной деятельности. Оборудование, работающее под избыточным давлением, применяется, к примеру, на объектах энергетики (котлы и вспомогательное оборудование электростанций, трубопроводы пара и горячей воды, в том числе тепловые сети), машиностроения (различные пневмосистемы кузнечно-прессовых цехов), объектах нефтегазового комплекса (составляющие установок добычи и распределения нефти, газа и продуктов их переработки), химических производствах и во многих других отраслях промышленности и коммунального хозяйства.
На сегодняшний день в Российской Федерации эксплуатируется более 175 тыс. ОПО (175 485), в составе почти 52 тыс. из них (51 937 объектов) используется оборудование, работающее под избыточным давлением. Таким образом, доля ОПО с оборудованием, работающим под избыточным давлением, составляет 29,5 % общего количества ОПО.
Сведения государственного реестра ОПО показывают, что оборудование, работающее под избыточным давлением, присутствует не только в составе ОПО низкой и средней опасности (объекты IV и III классов опасности), как это можно предположить исходя из приведенных в Законе № 116-ФЗ указаний по присвоению ОПО классов опасности, но также и в составе ОПО высокой и чрезвычайно высокой опасности (объекты II и I классов опасности), что обусловлено использованием такого оборудования в различных отраслях промышленности. По состоянию на 1 сентября 2016 г. ОПО, на которых используется оборудование, работающее под избыточным давлением, распределены по классам опасности следующим образом:
  • I класс опасности — 1381 объект;
  • II класс опасности — 4391 объект;
  • III класс опасности — 30 507 объектов;
  • IV класс опасности — 15 658 объектов.
— Большинство объектов нефтегазового комплекса принадлежат крупным российским нефтегазовым компаниям, таким как ПАО «НК «Роснефть», ПАО «ЛУКОЙЛ», ПАО «Газпром» и др. С одной стороны, их деятельность направлена прежде всего на извлечение прибыли не только для государства, но и для частных лиц. С другой стороны, для ликвидации аварий и их последствий на таких объектах зачастую необходимы немалые затраты со стороны государства. Как устраняется данное противоречие?
 
— Законодательство Российской Федерации в области промышленной безопасности в первую очередь направлено на предупреждение возникновения аварийных ситуаций, требования промышленной безопасности к локализации и ликвидации последствий аварий составляют малую часть общего комплекса требований промышленной безопасности, в который входят требования к проектированию, строительству, эксплуатации, реконструкции и ликвидации ОПО, к изготовлению, монтажу, наладке, эксплуатации, ремонту, освидетельствованию, экспертизе и утилизации технических устройств, применяемых на ОПО, к проектированию, строительству, эксплуатации, реконструкции и сносу зданий и сооружений на ОПО и др.
Добросовестные организации, эксплуатирующие ОПО, в полной мере отдают себе отчет в том, что предотвратить возникновение аварийной ситуации важнее, а зачастую и дешевле, чем ликвидировать последствия аварии, а потому извлечение прибыли в данном случае является второстепенным направлением деятельности, на первый план выходит обеспечение безаварийной работы объектов, начиная с момента их проектирования и заканчивая ликвидацией объекта. Конечно, инструктажи и противоаварийные тренировки в комплексе с прочими мерами, принимаемыми в целях недопущения возникновения аварийной ситуации при эксплуатации ОПО, требуют определенных затрат, но эти затраты полностью окупаются отсутствием вынужденных остановок оборудования, так что никаких противоречий в этом вопросе не усматривается.
Не только для бизнеса снижение аварийности и уменьшение соответствующих материальных потерь является важным, но и для нашей Службы как контрольно-надзорного органа в области промышленной безопасности, так как уменьшение аварийности и травматизма, снижение ущерба показывает эффективность нашей работы.
Деятельность Ростехнадзора заключается не только в выявлении и пресечении нарушений, но и в проведении профилактических мероприятий, направленных на предупреждение нарушений обязательных требований в сфере компетенции Ростехнадзора. В этой связи эксплуатирующими организациями совместно с Ростехнадзором по итогам расследования данных случаев предпринимаются все необходимые меры для того, чтобы подобные ситуации не повторились.
Непосредственно нами проводится работа по информированию эксплуатирующих организаций об итогах расследований для того, чтобы они могли принять профилактические меры на своих объектах.
Кроме того, Ростехнадзор одним из первых внедрил и апробировал новый подход к осуществлению государственного контроля. Инструменты государственного регулирования дифференцированы с учетом степени риска возникновения аварий на ОПО и масштаба их возможных последствий. Внедрение новой модели государственного регулирования в области промышленной безопасности позволило сократить число проверочных мероприятий, заменить отдельные государственные механизмы регулирования на рыночные, существенно снизить административные барьеры для осуществления инновационной и производственной деятельности в области промышленного производства и других отраслях экономики.
Ростехнадзор продолжает развивать новые инструменты риск-ориентированного надзора, ведет постоянную работу по актуализации обязательных требований с учетом развития технологий и уроков аварий на поднадзорных объектах.

— Расскажите, пожалуйста, о внедрении Ростехнадзором дистанционного мониторинга (надзора) на ОПО, его правовом статусе. Что уже сделано, и что ожидается в будущем?
 
— Ростехнадзор одним из первых начал внедрение в надзорную деятельность нового метода дистанционного надзора, который позволит дать развитие уже внедренному риск-ориентированному методу и уйти от «сплошных» проверок.
Пилотный проект по внедрению системы дистанционного контроля за состоянием промышленной безопасности был создан и реализован на морской платформе МЛСП-1 ООО «ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефть» в Каспийском море на базе отечественного программного продукта.
Основная идея проекта основана на использовании риск-ориентированного подхода и заключается в оперативной оценке состояния объекта и прогнозировании рисков промышленной безопасности, что позволяет перейти к проактивному управлению рисками промышленной безопасности, принимать превентивные меры по недопущению аварий и инцидентов на ОПО.
Уникальность системы состоит в том числе и в возможности прогнозирования состояния безопасности технологической системы на основе оценки рисков и надежности оборудования.
В 2016 г. году был реализован еще один пилотный проект на ОПО нефтехимической промышленности ПАО «СИБУР Холдинг».
Реализация пилотных проектов показала возможность успешного взаимодействия Ростехнадзора с предприятиями нефтегазового комплекса по повышению эффективности контроля на основе применения современных технологий.
В настоящее время на законодательном уровне возможность использования системы дистанционного контроля (надзора) за состоянием промышленной безопасности ОПО закреплена в подготовленном проекте постановления Правительства Российской Федерации «О внесении изменений в отдельные акты Правительства Российской Федерации по вопросам исполнения государственных функций Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору», а именно: внесены изменения в Положение о режиме постоянного государственного надзора на опасных производственных объектах и гидротехнических сооружениях, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 5 мая 2012 г. № 455.<
Кроме того, с 1 января 2017 г. вступают в силу требования п. 11 Федеральных норм и правил в области промышленной безопасности (далее — ФНиП) «Правила безопасности в нефтяной и газовой промышленности», определяющие обязанность организаций обеспечить дистанционную передачу данных о состоянии ОПО в Ростехнадзор.
Для внедрения системы в контрольно-надзорную деятельность в Ростехнадзоре еще необходимо совершенствование нормативно-методической базы и проведение ряда организационно-технических мероприятий.
В развитие проектов мы планируем оценить возможности внедрения данной системы на Волгоградском нефтеперерабатывающем заводе (НПЗ) и дочерних организациях ПАО «Газпром».
Если на законодательном уровне впоследствии будет предусмотрена возможность использования системы дистанционного контроля вместо традиционной, то это будет уникальным решением мирового уровня.

— Одной из основных причин аварий на объектах нефтегазового комплекса является нарушение требований промышленной безопасности, поскольку используются старые (введенные до выхода действующих правил) технологические решения, а также физически и морально устаревшее оборудование, требующее замены более надежным и совершенным. Жесткое требование государственного надзора о выполнении правил может привести к остановке производств с неблагоприятными последствиями для региона, а нередко  и государства. Как действовать в такой ситуации?
 
— На сегодняшний день сказать, что ситуация с состоянием нефтегазового комплекса критическая, нельзя. За последние 5–10 лет Ростехнадзор последовательно передавал (делегировал) свои функции и полномочия бизнесу (собственникам предприятий) в части обеспечения промышленной безопасности, что выразилось в снятии ряда административных барьеров в области экспертизы промышленной безопасности, получении разрешений на применение технических устройств на ОПО, снижении числа проводимых проверочных мероприятий, переходе к риск-ориентированным подходам на базе статической модели, в соответствии с которой частота проводимых проверок дифференцируется в зависимости от степени опасности объекта.
На существующие здания, сооружения и оборудование, запроектированные и построенные в соответствии с ранее действовавшими требованиями, отсутствуют законодательно установленные нормы по их незамедлительному закрытию. Да и делать это физически и экономически нецелесообразно, за исключением случаев, если дальнейшая эксплуатация указанных зданий, сооружений и строений приводит к угрозе жизни или здоровью людей. Требования новых норм и правил распространяются только на вновь строящиеся и реконструируемые объекты.
При этом обеспечение и приведение технического состояния ОПО в соответствие с требованиями нормативных документов реализуется через выполнение программ по диагностике, техническому перевооружению, реконструкции и капитальному ремонту.
Следует отметить, что при модернизации НПЗ доля устаревшего оборудования в нефтепереработке за последние пять лет снизилась с 52 до 38 %.
Согласно анализу показатели аварийности и травматизма за последние 10 лет не превышают фоновые показатели в поднадзорных отраслях, подтверждается тенденция снижения этих показателей.
Доля оборудования, работающего под избыточным давлением, используемого в составе ОПО, на сегодняшний день достаточно велика. При этом почти половина его (46,2 %) уже отработала установленный изготовителем срок службы. Вместе с тем требования введенных в действие ФНиП в области промышленной безопасности практически идентичны, а в некоторых случаях (например, в части требований к проектированию и изготовлению) даже менее жестки по сравнению с требованиями ранее действовавших нормативно-правовых актов.
К тому же изменения в Законе № 116-ФЗ, вступившие в силу с 1 января 2014 г., позволили в случае недостаточности или отсутствия требований промышленной безопасности к конкретному ОПО разрабатывать обоснование безопасности ОПО и устанавливать недостающие требования промышленной безопасности к конкретному объекту. Обоснование безопасности ОПО имеет для организации, эксплуатирующей такой объект, обязательный статус, соблюдение изложенных в нем требований промышленной безопасности проверяется при осуществлении федерального государственного надзора наряду с проверкой соблюдения требований ФНиП.
Остановка производства возможна только в случае выявления нарушений требований промышленной безопасности, которые создают угрозу возникновения аварии в случае продолжения эксплуатации ОПО без их устранения.

— Какова доля иностранного оборудования на объектах нефтегазового комплекса? Сказываются ли введенные в отношении России санкции при модернизации ОПО и вводе новых?
 
— Ростехнадзор неоднократно отмечал, что с введением санкций перед нефтегазовой отраслью страны поставлены весьма непростые задачи по импортозамещению применяемых технологий и оборудования нефтегазового комплекса.
На сегодняшний день в России нефтегазовая отрасль почти на 80 % зависит от иностранных технологий. Это относится как к поставкам техники, так и к поставкам реагентов и присадок, без которых добыча, транспортирование и переработка нефти и нефтепродуктов невозможны.
В настоящее время при освоении новых российских месторождений углеводородного сырья, в том числе морских, арктических, месторождений со сложными горно-геологическими условиями и трудно извлекаемыми запасами, отечественные нефтегазодобывающие компании используют зарубежные технологии и оборудование. Это и морские буровые платформы, и буровое оборудование, и оборудование для добычи нефти и газа. Физически и морально устаревшее отечественное нефтепромысловое оборудование в основных нефтегазодобывающих регионах России, таких так Западная Сибирь, Урало-Поволжье и Тимано-Печорский регион, заменяется импортным оборудованием.
Однако в Российской Федерации имеется потенциал для снижения доли импортного оборудования в нефтегазовом секторе. Так, российскими предприятиями изготовлена и введена в эксплуатацию первая в арктических водах морская нефтегазодобывающая платформа «Приразломная». Генеральный подрядчик на строительство морской ледостойкой стационарной платформы «Приразломная» — ОАО «ПО «Севмаш», а генеральный проектировщик — ЗАО «Морнефтегазпроект», которое разрабатывало и корректировало технико-экономическое обоснование. В проектировании принимали участие такие предприятия, как АО «ЦКБ МТ «Рубин», АО «ЦКБ «Коралл», ООО «НК Роснефть-НТЦ», ООО «Институт Шельф». В изготовлении морских нефтегазодобывающих платформ задействованы мощности судостроителей Выборга, бухты Врангеля в Хабаровском крае и др.
На астраханских верфях изготавливают новые плавучие буровые установки и стационарные нефтегазодобывающие платформы для ПАО «Нефтяная компания «ЛУКОЙЛ».
Например, такие компании, как ОАО «Сургутнефтегаз», буровая компания «КЦА Дойтаг», которые имеют опыт работы на современном иностранном оборудовании, размещают заказы на изготовление современного бурового оборудования в ПАО «Уралмашзавод».
Резюмируя, можно сказать, что в России имеются возможность и потенциал для создания конкурентоспособной отечественной нефтегазовой продукции и в этом направлении необходимо работать нашим машиностроительным заводам. Требуется организация научно-исследовательских и конструкторских работ по разработке, внедрению инновационных технологий и современного оборудования.
Как показывает статистика, доля оборудования, работающего под избыточным давлением, иностранного производства, используемого в составе ОПО, составляет примерно 17 % общего количества поднадзорного оборудования, работающего под избыточным давлением. Это неудивительно, поскольку, к примеру, практически все трубопроводы пара и горячей воды изготавливают в России, паровые и водогрейные котлы иностранного производства, как правило, имеют малую мощность и в большинстве случаев используются в бытовых целях.
Введение санкций в отношении России практически не повлияло на темпы реконструкции и модернизации ОПО, на которых используется оборудование, работающее под избыточным давлением.

— Большое число нормативно-правовых актов, устанавливающих требования промышленной безопасности в нефтегазовом комплексе, подготовлены и утверждены Ростехнадзором за последние два-три года. Но некоторые сферы остались не закрыты. Например, несмотря на проведение большой работы по строительству заводов по сжижению природного газа в России, до сих пор нет соответствующих требований Ростехнадзора. Что планируется сделать в этом направлении в ближайшее время?
 
— В соответствии с Энергетической стратегией России на период до 2035 года наметилась тенденция к строительству заводов по сжижению природного газа.
В 2009 г. в России построен и введен в эксплуатацию завод по сжижению природного газа на о-ве Сахалин. В настоящее время в рамках проекта «Ямал СПГ» за полярным кругом на базе Южно-Тамбейского месторождения в соответствии с разработанной проектной документацией реализуется в три очереди строительство завода по сжижению природного газа с запуском в 2017, 2018 и 2019 гг. В Дальневосточном федеральном округе в Амурской обл. запланирован к строительству Амурский газоперерабатывающий завод. Он станет крупнейшим в России и одним из крупнейших в мире предприятием по переработке газа.
При разработке проектной документации применяли специальные технические условия, определяющие специфические требования к оборудованию и объектам хранения природного газа.
Вместе с тем с учетом опыта строительства заводов по сжижению природного газа в 2016 г. при разработке ФНиП в области промышленной безопасности «Правила безопасности нефтегазоперерабатывающих производств», утвержденных приказом Ростехнадзора от 29 марта 2016 г. № 125, применены требования промышленной безопасности к технологическим процессам изотермического хранения, сливоналивным операциям.
В дальнейшем опыт эксплуатации заводов даст возможность определить и сформулировать типичные требования с учетом специфики технологии для внесения дополнительных требований промышленной безопасности в нормативно-правовые акты в области промышленной безопасности.
 
— В журнале большое внимание уделяется вопросам экспертизы промышленной безопасности. Как Вы оцениваете роль экспертизы? Как сказались на качестве заключений экспертизы новые требования к государственной аттестации экспертов промышленной безопасности?
 
— Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору, являясь уполномоченным органом в области промышленной безопасности, большое внимание уделяет вопросам экспертизы промышленной безопасности. Обращаем внимание на увеличение числа случаев ненадлежащего выполнения отдельными экспертными организациями своих обязанностей в части организации и проведения экспертизы промышленной безопасности в порядке, установленном ФНиП в области промышленной безопасности, и выдачи заведомо ложных заключений экспертиз промышленной безопасности. Последствие таких действий — повышение угрозы возникновения аварий на ОПО, в том числе имеющих социально значимый характер.
Расследование причин аварий на объектах нефтегазового комплекса показало: несмотря на то, что организациями обеспечивается своевременное проведение экспертизы промышленной безопасности оборудования с выдачей заключений о его возможной дальнейшей эксплуатации, тем не менее аварии происходят из-за разрушения и оборудования, и трубопроводов. Всем известны причины крупной аварии на Ачинском НПЗ, на подводном участке перехода через Москву-реку нефтепродуктопровода «Московский НПЗ — ЛПДС «Володарская».
Новые требования к государственной аттестации экспертов промышленной безопасности призваны снизить угрозы причинения вреда жизни, здоровью людей, окружающей среде, имуществу физических и юридических лиц, возникновения аварий на ОПО. В любом случае выбор экспертной организации и качество проведения экспертизы промышленной безопасности — за эксплуатирующей организацией.
Мы определили ответственность экспертных организаций, виновных в происшедших авариях, и принимаем к ним меры в соответствии с законодательством Российской Федерации.
За дачу заведомо ложного заключения установлена как административная ответственность в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, так и уголовную ответственность в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации.
На сегодняшний день экспертиза промышленной безопасности является единственным инструментом для оценки фактического состояния технических устройств, применяемых на ОПО, их соответствия требованиям промышленной безопасности и возможности безопасной эксплуатации после истечения срока службы, установленного изготовителем. Поэтому эксперт, проводящий экспертизу промышленной безопасности, должен быть высококвалифицированным специалистом, способным нести ответственность, в том числе уголовную, за принятое решение о возможности и сроках эксплуатации оборудования, отработавшего установленный изготовителем срок службы.
Система государственной аттестации экспертов в области промышленной безопасности внедрена сравнительно недавно, менее года назад, поэтому делать какие-либо выводы по вопросу изменения качества заключений экспертизы еще рано. Однозначно можно сказать лишь одно: необходимо повысить открытость экспертов в области промышленной безопасности для потенциальных заказчиков экспертизы путем размещения на общедоступных ресурсах информации о работах в рамках экспертизы промышленной безопасности, выполненных тем или иным экспертом.
К примеру, эксперт в области промышленной безопасности, аттестованный для проведения экспертизы промышленной безопасности технических устройств, применяемых на ОПО тепло- и электроэнергетики (область аттестации Э12 ТУ), специализируется на проведении экспертизы промышленной безопасности паровых и водогрейных котлов, но плохо разбирается в трубопроводах пара и горячей воды. Подобное уточнение выполняемых работ в составе области аттестации эксперта в его удостоверении отсутствует, но заказчик экспертизы должен быть уверен, что заключает договор на проведение экспертизы промышленной безопасности с экспертом, знающим именно его оборудование.
Имея доступ к информации о выполненных экспертом в области промышленной безопасности работах, заказчик будет знать, что экспертизу промышленной безопасности технических устройств, применяемых на его ОПО, проводит эксперт, специализирующийся на экспертизе именно такого оборудования. Это позволит повысить качество выполнения работ по экспертизе промышленной безопасности и, как следствие, свести к минимуму аварии по причине физического износа оборудования или его несоответствия установленным требованиям. Органам государственного надзора открытость эксперта позволит более качественно осуществлять мероприятия по контролю и надзору, а также более оптимально распределять рабочее время инспектора.

— В соответствии с новациями Закона № 116-ФЗ, вступающими в силу с 1 января 2017 г., введен новый институт общественных инспекторов Ростехнадзора. Поможет ли нововведение в Вашей надзорной сфере и когда можно ожидать появления соответствующих нормативно-правовых актов Ростехнадзора?
 
— Да, безусловно, данное нововведение нового института общественных инспекторов Ростехнадзора окажет содействие в надзорной деятельности. В настоящий момент происходит согласование проекта приказа Ростехнадзора «Об утверждении Порядка привлечения общественных инспекторов в области промышленной безопасности к мероприятиям по контролю, проводимым Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору, и квалификационных требований к указанным инспекторам».
 
— Светлана Геннадьевна, Вы регулярно проводите заседания секции № 6 «Безопасность объектов нефтегазового комплекса» Научно-технического совета Ростехнадзора, в которых участвует большое число специалистов, в том числе первых руководителей поднадзорных организаций, с которыми Вы обсуждаете актуальные вопросы, относящиеся к сфере деятельности Ростехнадзора. Насколько эффективна такая площадка, на которой вместе работают представители бизнеса, научно-технической общественности и государственного надзора?
 

— Секция № 6 «Безопасность объектов нефтегазового комплекса» Научно-технического совета Ростехнадзора существует уже более пяти лет и за это время заслужила репутацию эффективной площадки по взаимодействию регулятора с бизнесом, наукой и экспертным сообществом.
Представительство в секции 111 членов из 52 ведущих нефтегазовых компаний, научных, консалтинговых и экспертных организаций обеспечивает возможность оперативно и качественно решать проблемные вопросы промышленной безопасности практически по всем направлениям деятельности отрасли.
Одним из основных направлений работы нашей секции является нормотворчество. Это касается в первую очередь участия в регулярной актуализации положений Закона № 116-ФЗ, а также ряда подзаконных актов, таких как ФНиП и руководства по безопасности. За время своего существования секция подготовила 24 нормативных документа, которые впоследствии были утверждены. Рассмотрены и согласованы 11 нормативно-технических документов, разработанных компаниями и организациями в инициативном порядке.
Кроме того, в настоящее время в активной проработке находятся следующие актуальные для бизнеса вопросы:

  • влияние тяжелых и сернистых нефтей на безопасность эксплуатации оборудования НПЗ;
  • комплексные программы компаний по контролю за технологическим оборудованием при увеличении межремонтного периода;
  • совершенствование вопросов риск-ориентированного подхода в части разработки и применения методик анализа и оценки рисков и др.


Активно участвуют члены секции в создании Ростехнадзором Системы оперативного мониторинга состояния опасных производственных объектов нефтегазового комплекса (пилотные проекты ООО «ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефть», ООО «Газпром добыча Астрахань», ООО «Транснефть — Балтика»).
Что касается понимания бизнесом позиции Ростехнадзора и дальнейшего повышения качества обеспечения промышленной безопасности на предприятиях, то это вопросы комплексного подхода всей работы Службы. И секция № 6 Научно-технического совета Ростехнадзора играет в этом процессе значительную роль. Это достигается и тесным взаимодействием секции с Российским союзом промышленников и предпринимателей, и регулярными заседаниями секции, и выездными мероприятиями, которые организует секция (что позволяет непосредственно на производственных площадках встретиться и обсудить насущные проблемы представителям государственных органов, эксплуатирующих, научных и экспертных организаций).
Мы видим как положительные результаты этой деятельности, так и проблемы, над которыми еще нужно работать.
Подобный формат общения помогает выработать единую политику в области промышленной безопасности ОПО, дает возможность организациям, исполняющим требования промышленной безопасности, поделиться с органом государственного надзора опытом применения нормативно-правовых актов в области промышленной безопасности и принять участие в актуализации требований промышленной безопасности в условиях научно-технического прогресса с учетом собственного опыта эксплуатации ОПО.

— Как Вы считаете, после расследования причин аварий следует ли публиковать в журнале их основные результаты и выводы в качестве урока на будущее?
 
— Конечно, следует. С информацией по аварийности и травматизму на ОПО нефтегазового комплекса можно ознакомиться в информационно-телекоммуникационной сети Интернет на официальном сайте Ростехнадзора http://gosnadzor.ru в разделе «Промышленная безопасность» ® «Надзор за объектами нефтегазового комплекса» ® «Уроки, извлеченные из аварий». Аналогичная информация публикуется в информационных бюллетенях Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору.
 
— Что бы Вы пожелали всем, чья деятельность связана с эксплуатацией ОПО, в День работников нефтяной и газовой промышленности?
 
— В День работников нефтяной и газовой промышленности я бы хотела пожелать безаварийной эксплуатации опасных производственных объектов.
Труд работников нефтяной и газовой промышленности сложный, он требует полной отдачи сил и времени. Но именно от них зависит будущее всего мира, ведь благодаря их стараниям наша страна занимает одно из первых мест по добыче нефти и газа. И сейчас я хочу искренне поздравить всех с Днем работников нефтяной и газовой промышленности. Пускай осень, которая только-только вступила во владение очередным временем года, поможет вам замечательно отпраздновать такой знаменательный день! Большое вам спасибо за рвение к такому необходимому людям делу. Желаю удачи, здоровья, богатства и процветания!
Коллектив редакции журнала «Безопасность труда в промышленности» присоединяется к теплым пожеланиям Светланы Геннадьевны работникам нефтяной и газовой промышленности и благодарит ее за обстоятельные ответы на вопросы, интересующие наших читателей.
 
Заместитель руководителя Ростехнадзора
С.Г. Радионова
Русский