Об индикаторах опасностей крупных промышленных аварий в угольных шахтах

05 май 2016


Катастрофы в угольных шахтах нередко становятся медийным поводом для конъюнктурных заявлений. В качестве подтверждающего тезиса широко используют сравнительные оценки ежегодного числа погибших на объем добычи. Уникальные групповые смертельные опасности крупных аварий плохо отражаются среднеотраслевыми потерями. Из их межстранового сравнения однозначного вывода о безопасности промышленной угольной добычи сделать нельзя. Важно оценивать не абсолютное расхождение, а его изменение. На переходных этапах индустриального развития наблюдается рост опасностей крупных шахтных аварий.
 
В начале XXI в. треть первичной энергии и до 40 % электроэнергии в мире вырабатывают из ископаемого угля. Факты крупных аварий в угольных шахтах всегда становятся важным информационным поводом для обсуждения кризисных проблем индустриализма и перехода в постиндустриализм. При этом иногда оперируют сравнением средних величин смертельных потерь и числа аварий в шахтах угледобывающих стран. Уникальные групповые смертельные опасности крупных аварий плохо отражаются среднеотраслевыми смертельными потерями. Но магия числа работает, и в зависимости от конъюнктуры могут даваться даже взаимоисключающие оценочные выводы о степени безопасности и цивилизованности угольной промышленности. Вот типичный пример подобной экспертной оценки. Почти сразу после тяжелой аварии на воркутинской шахте «Северная», где 25–28 февраля 2016 г. погибли 36 человек, свои доводы опубликовал видный российский экономист. В статье с характерным названием «Горный приговор» он пишет: «Трагедии в угольной отрасли в России продолжаются в привычном темпе, несмотря на кризисы и подъемы… На протяжении последних пятнадцати лет в России каждый миллион тонн добытого угля оплачивается двумя шахтерскими жизнями, тогда как в США и Германии аналогичный показатель почти в 20 раз ниже — один погибший горняк на 9 миллионов тонн ископаемого топлива».
Проблема не в обличительных цифрах, а в необходимости беспристрастных представлений, что могут показывать эти индикаторы, и какое они имеют отношение к крупным авариям.
 
Рассмотрим подробнее эти характерные и относительно правдоподобные параметры промышленных опасностей угольной добычи: среднегодовой смертельный травматизм шахтеров и темп трагедий в угольной отрасли.
В данном случае среднегодовой смертельный травматизм в шахтах России сравнивается на контрасте только с США и Германией, а другие значимые угледобывающие страны (Китай, Индия, Австралия, Индонезия, Турция и др.) игнорируются (по справочным данным Ростехнадзора, удельный травматизм в угольной отрасли США составлял 0,011 чел/млн т в 2015 г., в Австралии в 2014 г. — 0,03 чел/млн т, в ЮАР в 2014 г. — 0,035 чел/млн т, в Китае в 2014 г. — 0,25 чел/млн т, на Украине в 2013 г. — 1,194 чел/млн т, в России в 2015 г. — 0,053 чел/млн т). Выносить «горный приговор» таким большим и сложным социо-техническим системам со своей историей и культурой на основании расхождения значений подобного параметра некорректно. Расхождения и должны быть, важно не каков их абсолютный размер, а каковы тенденции к его изменению. Да и само отставание Российской Федерации от США и Германии преувеличено.
При разработке риск-ориентированных показателей аварийной опасности в угольной отрасли из рассмотрения в качестве крупных могут быть исключены наиболее многочисленные групповые несчастные случаи (крупные не могут быть привычными). При риск-ориентированном сравнении также необходимо отразить «неустранимые» энергетические причины возникновения аварий, которые в первом приближении могут быть оценены объемом подземной добычи угля, а также учесть другие природные опасности, например, глубину добычи и метаноопасность разрабатываемых пластов.
Катастрофы на угольных шахтах — важный сигнал об упущениях в безопасности и о незнании опасностей. Их необходимо быстро и беспристрастно исследовать, широко знакомить всех с уроками аварий, целенаправленно искоренять породившие их причины, через изменение правил безопасности пресекая вызревающие угрозы трагических последствий. В последнее время такая работа существенно активизировалась. С 2011 по 2015 г. Ростехнадзором утвержден 41 нормативный правовой акт по вопросам промышленной безопасности и безопасности ведения горных работ в угольной отрасли, в том числе 22 документа в виде федеральных норм и правил в области промышленной безопасности. Среди основных проблем в обеспечении безопасности угольных шахт выделяют износ основных производственных фондов, отсутствие полноценной испытательной стендовой базы, сокращение научных разработок и научного потенциала в области обеспечения безопасности отрасли. Если будет системно накапливаться и дисциплинированно применяться доступное и достоверное научно-техническое и социально-экономическое знание о причинах и последствиях аварии, то даже самые ангажированные средства массовой информации никогда не дадут трибуну для спекуляций «ценой жизни шахтера»: ни российского, ни американского, ни китайского, ни украинского — ни какого.
 
Гражданкин А.И. 
Статья планируется к публикации в четвёртом номере журнала
 

Журнал входит в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней кандидата и доктора наук, сформированный ВАК Минобрнауки России. Публикуются статьи по следующим отраслям и группам научных специальностей: 01.04.00 — физика; 05.26.00 — безопасность деятельности человека; 02.00.00 — химические науки.

Журнал включен в Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) и в международные базы данных: Scopus, Chemical Abstracts Service (CAS), EBSCO Publishing, Ulrich's Periodicals Directory.

подробнее

Федеральные новости

Региональные новости